Законодательное регулирование и практика обращения векселей. Инкассовая надпись. Залоговый индоссамент, страница 4

Статья 29 (1) Закона о векселях предусматривает, что «надлежащий держатель» должен стать векселедержателем по средствам негоциации – выдачи. Статья 31(1) этого же закона предусматривает, что вексель негоциирован, если он передан одним лицом другому в той манере, которая констатирует лицо, которому вексель передан, в качестве векселедержателя, и, поскольку в соответствии со ст. 2 указанного закона в понятие держателя входит и ремитент, и индоссант, передача векселедателем векселя ремитенту удовлетворяет всем требованиям ст. 29(1). Следовательно, ремитент является «надлежащим держателем». Такой ход рассуждения на первый взгляд логичен и правилен, но на самом деле он противоречит статье 31 (3), которая гласит: «Вексель, оплачиваемый по приказу (ордерный вексель) негоциируется путем учинения индоссамента индоссантом с последующей передачей векселя, после которого негоциация считается завершенной, и, поскольку ремитент не стал держателем посредством индоссамента с последующей передачей, он не может иметь статус “надлежащего держателя”»[5].

По мнению Палаты Лордов, слово «негоциация» в ст. 31 (1) в своем расширительном толковании означает и передачу, но игнорирует ст. 29 (1) и 31 (1) – толкование слова «негоциация» в соответствии со ст. 31(3); то есть вексель, оплачиваемый по приказу, негоциируется путем учинения индоссамента индоссантом с последующей передачей векселя, после которой негоциация считается завершенной. Таким образом, Палата Лордов пришла к выводу, что ремитент векселя, выписанного по приказу, не может приобрести статус «надлежащего держателя». В настоящее время это мнение Палаты Лордов не является предметом споров или обсуждения, а закреплено прецедентами[6].

В американском праве тоже существует понятие надлежащего держателя, но его законодательное определение сформулировано иначе. Держатель считается надлежащим держателем, если:

– в момент выдачи или негоциации векселя векселедержателю вексель не содержит настолько очевидные признаки подделки или изменения или не является иным образом настолько неправильным и незавершенным, что возникает сомнение в его идентичности;

– держатель приобрел вексель возмездно, добровольно, не зная о том, что вексель просрочен, или о том, что было отказано в акцепте или оплате, что документ (вексель) подписан неправомочным на то лицом или был изменен, не зная о каких бы то ни было требованиях по этому документу и что в отношении документа у какой-либо стороны имеются возражения, требования или компенсации, описанные в статье 3-305 (а)[7].

Интересно рассмотреть практику применения судами Великобритании названных положений английского законодательства. Истец подал иск на ответчика на том основании, что он является надлежащим держателем двух простых векселей, которые были выписаны ответчиком в пользу Fathi and Fayzal Nabulsy Company, но были индоссированы как Fathi and Fayzal Nabulsy. Суд решил, что такие индоссаменты (без слова Company) являются достаточными для того, чтобы передать титул, но банк в этом случае не является надлежащим держателем, так как индоссаменты не были полными[8].

Необходимость такого строгого соблюдения этого требования наиболее полно раскрыта в высказывании лорда Деннинга[9]: «Переводной вексель подобен деньгам. Он не должен вызывать подозрений. Полнота и правильность его составления должны определяться только путем его осмотра: как лицевая, так и обратная стороны должны быть полностью и правильно составлены, и любая неправильность в индоссаменте лишает любого держателя права и статуса надлежащего держателя». В англосаксонском праве установлены следующие наиболее часто встречающие ошибки при произведении индоссамента с дефектами, допущенными векселедержателем: индоссамент на векселе поставлен в неправильном хронологическом порядке; возникал вопрос о том, были ли у индоссантов намерения создавать для себя обязательство.