Законодательное регулирование и практика обращения векселей. Инкассовая надпись. Залоговый индоссамент, страница 3

Передача векселя может сопровождаться заключением договора купли-продажи данной ценной бумаги. Для понимания перехода имущественных прав интересно рассмотреть бухгалтерский учет данной операции. В данном случае у покупателя эта операция сопровождается проводками, аналогичными тем, которые делаются при приобретении любого имущества. Для продавца, не выписывающего вексель, а передающего уже имеющийся, будет сопровождаться проведением ценной бумаги как «прочего имущества» по счетам реализации. Так же оформляется погашение векселя у плательщика, поскольку это тоже передача имущества за деньги. Отметим, что при оформлении индоссамента у каждого из индоссантов, как и у векселедателя, возникает кредиторская задолженность перед обезличенным, абстрактным векселедержателем, существующая до момента получения акцепта у плательщика. При получении акцепта происходит переоформление данной задолженности на акцептанта, а при произведении платежа – списание.

В связи с рассматриваемыми правами по векселю, передаваемыми при индоссаменте, следует выделить лицо, получившее полные и правильно оформленные права на бумагу и, следовательно, из бумаги – надлежащего держателя. В соответствии со статьей 2 Конвенции о разрешении коллизий законов о переводных и простых векселях способность лица обязываться по векселю определяется национальным законом его государства[3]. Законный держатель векселя не обязан доказывать существование и действительность своих прав: они предполагаются существующими и действительными. Бремя доказывания обратного лежит на вексельном должнике[4]. Приобретатель считается недобросовестным, если он до или в момент приобретения знал о том, что вексель выбыл из владения собственника либо лица, уполномоченного распоряжаться векселем, помимо их воли. Грубая неосторожность приобретателя имеет место в том случае, когда приобретатель, в силу сложившихся условий оборота, должен был знать о выбытии векселя из владения собственника либо лица, уполномоченного распоряжаться векселем, помимо их воли (например, если вексель был приобретен после опубликования собственником в печати информации об утрате или краже векселя, о чем приобретатель векселя по обстоятельствам дела не мог не знать). Недобросовестность и грубая неосторожность приобретателя доказываются лицом, предъявившим требование изъятия векселя.

Особое внимание понятию надлежащего держателя уделяет англосаксонское право. Законодательное определение «надлежащего держателя» содержится в ст. 29 (1) Закона о векселях. «Надлежащим держателем» является держатель, который принял вексель, заполненный и правильно составленный по формальным признакам на его лицевой стороне, при условии, что:

а) он стал держателем до того, как вексель был просрочен, и без уведомления о том, что вексель был предварительно опорочен, если имел место такой факт;

б) он принял вексель добровольно и за предоставленные ценности, а во время, когда вексель был негоциирован ему, он не имел никаких уведомлений о каком-либо дефекте в титуле лица, которое негоциировало ему вексель.

Кто же может стать надлежащим держателем? Надлежащий держатель векселя должен соответствовать требованиям ст. 29 (1) Закона о векселях. Таким образом, не все векселедержатели могут приобрести статус «надлежащего держателя», поскольку принятие векселя векселедержателем может и не соответствовать ст. 29 (1) Закона о векселях.

Однако существует векселедержатель, который по всем признакам отвечает требованиям «надлежащего держателя», но формально не может приобрести вышеназванного статуса. Такой векселедержатель является ремитентом векселя. Вопрос о том, может ли ремитент приобретать статус «надлежащего держателя», долгое время решался неоднозначно, но окончательно на него ответила Палата Лордов по делу Jhohes v. Waring and Gillo Ltd. Согласно прецеденту, созданному этим решением, ремитент не входит в понятие «надлежащего держателя».